Category: экономика

Необходима толковая, грамотная анти-либеральная методичка.

Мне представляется, что современное коммунистическое движение (всех толков , направлений, цветов и оттенков) должно разработать такую грамотную, продуманную анти-либеральную методичку на современном этапе развития цивилизации. Причем сразу по нескольким направлениям: экономические вопросы, исторические, философские и т.д.
Потому что на современном этапе западное неолиберальное лобби всячески муссирует одни и теже либеральные мантры, в частности:
- общественная/государственная собственность существенно менее экономически эффективна, по сравнению с частной собственностью (ДАЖЕ руководство Китая в ходе всех этих «прагматичных» экономических реформ в Китае тоже очень часто ссылалось на то, что «предприятия государственного сектора показывают недостаточную экономическую эффективность», и по этой причине в нынешнем Китае частный сектор уже доминирует над государственным);
- отсутствие эффективной рыночной конкуренции при тотальной национализации всей экономики также снижает качество товаров и услуг и общую эффективность экономики («государство будет что-то производить, а люди будут это «что-то» - покупать»);
Ну и так далее.
Необходимо разработать грамотные неокоммунистические ответы на эти либеральные и неолиберальные мантры.
Тоже самое сделать и по историческим вопросам («сталинские репрессии», «голодомор на Украине» и т.д. и т.п).

Список стран мира по числу миллиардеров (денежная единица - доллары СГА)

Список стран мира по числу миллиардеров (денежная единица - доллары СГА)
https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_countries_by_the_number_of_billionaires

Что интересно, "социалистический" Китай уверенно на 2ом месте (и скоро, возможно, будет на 1ом!!).

Но и Рашка тоже задних не пасет! Уверенное 5ое место - почти на одном уровне с Германией!

Что интересно, в социал-демократической/"почти социалистической" Швеции число долларовых миллиардеров составило в 2018 году 31 человек и весьма неслабое 16е место в мире (для 9-миллионной страны - неплохо!). В "социал-демократической" Австрии все же поменьше - 8 человек на 8 миллионов населения.

Что интересно и в "социалистической" Венесуэле - 2 долларовых миллиардера (вот вам и "социализм 21го века" с латиноамериканской спецификой!). и в "социалистическом" Вьетнаме уже 4 долларовых миллиардера (почти на одном уровне с Украиной - где 6 долларовых миллиардера, но во Вьетнаме народа побольше живет).

В целом, численность долларовых миллиардеров - это такой - интегральный показатель. Зависит от целого ряда факторов: общий уровень развития той или иной страны (вот именно, ВВП на душу населения - как много (или мало) всего страна производит), размер населения страны (понятно, что даже чисто по теории вероятностей, в более многонаселенной стране - число богачей будет больше (чисто теоретически), и, от степени, так сказать "либерализации" экономики - каково соотношение частного и государственного секторов в экономике страны), какова степень социального, имущественного расслоения в стране и т.д.

Что интересно, чем более мелкая страна, _как правило_ и миллиардеры в ней более "мелкие". Обратите внимание, чем ниже по списку - тем миллиардеры более "бедные" - в нижней части списка, в основном, мелкие страны - там миллиардеров - 1-2 человека на страну и состояние тоже в основном в районе 1-2-3 миллиарда долларов колеблется.

Интересно, это какую бизнес-империю нужно создать, чтобы заработать миллиарды долларов??! И, наконец, _ЧТО_ вообще делать одному человеку (пусть даже вместе с семьей) с этими всеми миллиардами долларов??! На что их тратить??! Еще больше инвестировать в капиталистическую экономику и извлекать еще больше прибылей?!!

Но это то, как капитализм работает!! :)))

"Капитализм с китайской спецификой"

В Китае _ДЕ-ФАКТО_ капитализм (пускай и «под руководством компартии»). В стране 500 долларовых миллиардеров (миллиардеров, не миллионеров!) и частный сектор уже доминирует над государственным. Китайская пропаганда, буквально на официальном уровне, постоянно восторгается и восхищается тем, что «Китай перешел к рыночной экономике», а также постоянно подчеркивает, что «вот именно Китай переходил к рыночной экономике «правильно», «планомерно», «без шоков, потрясений и экономического спада» (в отличии от пост-советских республик и стран Восточной Европы).
В принципе, этому можно найти определенное логическое объяснение: Маркс писал, что «нельзя перепрыгнуть через формацию». То есть, нельзя из феодализма сразу резко оказаться в социализме. А Китай, на момент прихода к власти Компартии Китая (КПК) в 1949 году, был еще де-факто не стадии феодализма – экономика Китая до этого практически никак не прогрессировала примерно 150-200 лет. Китайское кустарное производство было практически полностью методично уничтожено Британией и Францией в ходе «Опиумных войн». Поэтому в Китае де-факто произошел как бы «возврат в капитализм» («под руководством компартии»), потому что «перепрыгнуть из феодализма сразу в социализм» не получилось. В качестве объяснения полезности всех рыночных реформ в Китае приводятся стабильно высокие темпы роста китайской экономики напротяжении последних 40 лет (хотя и в Китае идет замедление темпов экономического развития) и эффективное преодоление социально-экономической отсталости в стране. Судя по всему, развитие на основе частной собственности (пускай и с большим госсектором) и рыночных отношений – еще не исчерпало себя в менее развитых странах, вроде Китая и Индия (но, судя по наиболее развитым странам – частно-капиталистические экономические отношения близки к исчерпанию – Япония стагнирует экономически, начиная с 1992 года, в странах «старой» Европы показатели роста ВВП последние 10 лет составляют около 1-1,5%). Более того, теоретики китайских экономических реформ утверждают, что СССР слишком сильно поторопился с такой вот моделью экономики, в которой все 100%но национализировано. По их мнению, условный «НЭП» нужно было продолжать еще лет 100. (в Китае так и утверждают, что нынешний Китай находится «на самой начальной стадии социализма, и эта стадия будет продолжаться еще около 100 лет).

показатели экономического развития

Вот здесь вот довольно интересная статистика: среднегодовые темпы ряда ключевых (и не только ключевых) стран 2го и 3го мира за период 2000-2018гг.

https://aurora.network/articles/10-vlast-i-obshhestvo/70518-itogi-dvadtsatiletki-putina-kak-gosudarstvo-zavoevalo-svoju-sobstvennuju-jekonomiku

Приведены две ключевые латиноамериканские страны (Аргентина и Бразилия, но без Мексики картина не совсем полная), две ключевые азиатские страны (Китай и Индия), Южная Корея, и ряд восточноевропейских и постсоветских стран (Россия, Польша, Украина, Казахстан), также Турция.

https://aurora.network/images/%D0%A1%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BA%20%D1%8D%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0%202019-08-08%20%D0%B2%207.15.45.png?1565237798105

Что видно из показателей роста:

- Латинская Америка ничего особо яркого не демонстрирует (темпы роста существенно ниже, не только чем у Китая и Индии, но и чем у большинства восточноевропейских стран(кроме Украины)
- Китай и Индия действительно растут опережающими темпами. Причем, если начиная с 2009 года показатели Китая начали несколько снижаться, то Индия даже напротив, наростила темпы роста)
- Россия сделала рывок в первые два путинских срока, но с 2009 года также стагнирует.
- Южная Корея немного замедляется, а Турция продолжает демонстрировать довольно неплохие показатели развития (хотя на 2019 год прогнозируется спад ВВП!).

Но внимание!!! Рассмотрим показатели развития у ключевых метрополий "золотого миллиарда"! - там данные еще более удручающие!
Данные, насколько я понял, для вышеприведенной таблицы взяты, скорее всего, с этого сайта:
https://countryeconomy.com/countries

Итак,
США - https://countryeconomy.com/gdp/usa
среднегодовые темпы роста (по среднеарифметическому методу) за 2000-2008гг 2,41%, 2009-2018гг 1,8%
средний показатель за 2000-2018гг 2,08%

Япония - https://countryeconomy.com/gdp/japan
2000-2008гг 1,25% 2009-2018ГГ 0,66%,
2000-2018 0,94%

Германия - https://countryeconomy.com/gdp/germany
2000-2008 1,55%, 2009-2018 0,97%
2000-2018 1,247%

Британия - https://countryeconomy.com/gdp/uk
2000-2008 2,46%; 2009-2018 1,27%
2000-2018 1,83%

Франция - https://countryeconomy.com/gdp/france
2000-2008 1,66%, 2009-2018 0,93%
2000-2018 1,27%

Италия - https://countryeconomy.com/gdp/italy
2000-2008 1,2%, 2009-2018 -3%
2000-2018 0,41%

Таким образом, можно сделать выводы, что:
- страны "золотого миллиарда" устойчиво, напротяжении последних примерно 20 лет имеют показатели экономического развития существенно ниже, чем у ключевых азиатских стран (Китай и Индия), но также ниже, чем у большинства восточно-европейских и латиноамериканских стран. судя по всему, по показателям наиболее развитых стран очевидно, что потенциал развития на основе капитализма, частной собственности и "свободного рынка" уже близок к своему исчерпанию. Хотя, в более экономически отсталых азиатских странах (Китай, Индия и ряд других стран) все еще сохраняется потенциал развития для капитализма и госкапитализма (в случае с Китаем, хотя там также наблюдается замеделение показателей роста).

Развитие Бангладеш

Показатели темпов роста ВВП в Бангладеш за последнее время:
http://www.thedailystar.net/sites/default/files/upload-2014/gallery/image/arts/gross-domestic-product-gdp-.jpg



Говорить о каком-то "увеличении отсталости от золотого миллиарда" не приходится!! :)))

Бедность в Бангладеш также снижается!
http://www.thedailystar.net/sites/default/files/upload-2014/gallery/image/arts/gross-domestic-product-gdp-.jpg



В том же Бангладеш есть какое-то стабильное и довольно быстрое развитие! Какое-то движение вперед! В отличии от той же Украины, которая последние 25-26 лет лишь только деградировала! :))))

Уровень Российской империи, СССР и стран СНГ относительно среднемирового уровня по производству ВВП

Всем туфтогоновым из стана либерастов по поводу "нищего совка" или "провалившегося советского эксперимента", - вот наглядная статистика на основе данных британского ученого, специалиста по экономической истории и исторической статистике Ангуса Мэддисона (светлая ему память! - 1926-2010) - https://en.wikipedia.org/wiki/Angus_Maddison

Ангус Мэддисон на основе своей сложной методики расчетов, - подсчитал уровень ВВП на душу населения в различных странах мира начиная с 1 года нашей эры и влоть до 2008 года (к сожалению, ученый скончался в 2010 году, и, судя по всему, дальнейшие расчеты его последователи и ученики уже не проводят!).

ДАННЫЕ ВЗЯТЫ ТУТ:
http://www.ggdc.net/maddison/maddison-project/orihome.htm
http://www.ggdc.net/maddison/oriindex.htm (файлы - Statistics on World Population, GDP and Per Capita GDP, 1-2008 AD (Horizontal file, copyright Angus Maddison, university of Groningen) ИЛИ
Statistics on World Population, GDP and Per Capita GDP, 1-2008 AD (Vertical file, copyright Angus Maddison, university of Groningen)

На сайтах изложена подробная информация по методике статистических расчетов!

Давайте возьмем соотношение по коэффициенту соотношения уровня производства ВВП на душу населения к среднемировому уровню у Российской империи, СССР и стран СНГ (после 1991г).

тут динамика весьма показательна!

Итак, среднемировый уровень/коэффициент мы принимаем за 100% или за 1,0

Среднемировой уровень (=100%)

Российская империя:
1820 – 103,3% (1,033)
1870 – 108,39% (1,0839)
1900 – 98% (0,98)
1913 – 97,63% (0,9763)

СССР:
1929 – нет данных по среднемировому уровню
1940 – 109,499% (1,09499)
1950 – 134,58% (1,3458)
1960 – 142,26% (1,4226)
1970 – 149,50% (1,495)
1980 – 142,44% (1,4244)
1985 – 141,28% (1,4128)

Страны СНГ (вместе взятые - среднее значение)
2000 – 73,865% (0,73865)
2008 – 103,80% (1,0380)

Как видим, никакой особо позитивной динамики за 50 лет строительства капитализма в Российской империи относительно среднемирового уровня не наблюдалось (в 1870 коэффициент Российской империи относительно среднемирового уровня=1,0839, а в 1913 году - 0,9763.

В тоже время, уже в советский период, уже в 1940 и 1950 советский уровень превышал среднемировой, - как результат сталинской индустриализации и социалистических методов хозяйствования и научного планирования. И это несмотря на разрушительную Гражданскую войну (1917-1921) и Великую Отечественную войну (1941-1945). Потом, в брежневский период, правда, произошел определенный откат относительно советского максимума (1970г) - "брежневский застой", но и в 1985 году, накануне "перестройки", коэффициент Советского Союза был ощутимо выше уровня Российской империи 1913 года!

И это сугубо "сухой" экономический показатель душевого ВВП (производство товаров и услуг на душу населения). А если учесть и широчайший спектр социальных гарантий в СССР (бесплатная медицина и образование, широчайшее жилищное строительство и квартиры, в большинстве, выдаваемые бесплатно, бесплатные или льготные путевки, и т.д. и т.п.), гарантированное трудоустройство/отсутствие безработицы, а также крайне низкую степень имущественного неравенства по уровню доходов (еще ниже, чем в Японии или скандинавских странах на тот период - 1960е-80е), то советский уровень жизни был возможно даже более чем в два раза среднемирового уровня!

Данные за 2000 и 2008 годы уже отражают существенное уничтожение экономического потенциала в результате уничтожения социализма и деструктивных либерально-рыночных реформ под диктовку МВФ и Запада!

Периферийный капитализм в России. Есть ли выход из тупика?

Периферийный капитализм в России. Есть ли выход из тупика?

Прежде всего, что такое периферийный капитализм? Периферийный капитализм в той или иной стране, это не только подчиненное, зависимое положение данной страны в мировой системе капитализма. Это не только количественная разница между «центром» и «периферией» в уровне развития буржуазной демократии и экономики. На самом деле, существенным для понимания периферийного капитализма является его качественное отличие от капитализма «центра». Как указывал выдающийся латиноамериканский экономист, разработчик концепции периферийного капитализма, Рауль Пребиш: « Специфика периферии проявляется во всем — в сфере техники и потребления, в производственной структуре, в уровне развития и демократизации, в системе землевладения и формирования излишка, в демографическом росте ». Более того, капиталистический мир не может существовать вне противоположности «центра» и «периферии», стран, успевших обеспечить себе место в топ-листе мирового капитализма и стран-лузеров, «вечных проигравших». Периферийный капитализм — это не стадия, некий временный промежуточный этап на пути от отсталости к передовым позициям, это абсолютный тупик. Периферийный капитализм это не недо-капитализм, это особый тип капитализма. Соответственно, легко понять абсурдность утверждений, что страна периферийного капитализма может выйти из тупика просто-напросто применив неолиберальные реформы, направленные на построение «нормальной» капиталистической экономики вкупе с устройством у себя демократии по образцу развитых капстран. Периферийный капитализм есть воспроизводство обездоленности.

В XX веке произошло много трагедий мирового масштаба. И одной из величайших трагедий явилось крушение СССР. Были порушены судьбы не только десятков миллионов бывших советских людей, погас маяк, на который с надеждой взирали сотни миллионов обездоленных и угнетенных по всему миру. Значительная и полностью переродившаяся часть КПСС-ной бюрократии вступила в блок с безответственной и недалекой интеллигенцией, находившейся под влиянием враждебного социализму мировоззрения, а часто просто купившейся на более или менее изощренную пропаганду. Спекулируя на ошибках прошлого и действительно серьезных проблемах советского строя, которые можно и нужно было решить на путях социализма, они сумели обеспечить себе поддержку относительно широких масс и попытались повести дело к «капитализму как в цивилизованных странах Запада». Как всем теперь ясно, эта их цель ознаменовалась грандиозным фиаско. Иначе и быть не могло. При всех своих, обусловленных конкретными историческими причинами проблемах, СССР представлял собой альтернативный путь развития. Отказ решать проблемы на путях социализма и встраивание в мировую капиталистическую систему по рецептам, заботливо передаваемым из рук империалистического «центра» «команде молодых реформаторов», гайдаро-чубайсов, в данных исторических условиях мог означать только одно — неизбежное скатывание в тупик периферийного капитализма.

Что касается области политической надстройки, можно вывести общее правило — для того, чтобы та или иная страна смогла избежать участи (или выйти из положения) страны периферийного капитализма, ей, по крайней мере, совсем не обязательно, даже в большинстве случаев прямо противопоказано импортирование классических моделей буржуазной демократии. Однако, из этого вовсе не следует, что автократия, диктатура, олигархия и т. п. режимы становятся, так сказать, наиболее органично приспособленными для этой цели. Периферийная демократия обречена быть просто вывеской, скрывающей всестороннюю зависимость данной страны от «центра». А периферийная диктатура может быть настолько гнилой и корумпированной, что обеспечивать всестороннюю зависимость самым наилучшим образом.

Китаю, в отличие от России, удалось избежать скатывания от альтернативной модели развития в тупик периферийного капитализма. Почему? Китайское руководство поставило страну на рельсы капиталистического развития, ни для кого не секрет, что в Китае, в настоящее время, рабочий класс весьма жестко эксплуатируется. Но при этом, КНР смогла сохранить главное — суверенность в политике и экономике. Этот фактор, в сочетании с размерами территории и населения, достигнутой производственной базой, сыграл решающую роль. Впрочем, китайский эксперимент еще далек от завершения, окончательные выводы делать пока что рано.

Процесс перехода от советской альтернативной модели развития к периферийному капитализму не был одномоментным, он растянулся на целое десятилетие, 90-е годы XX века, и шел параллельно с уничтожением советской производственной базы. То же, что происходило в социальной и духовной сфере можно сравнить с термоядерной катастрофой.

Надо сказать, что периферийный капитализм — штука весьма неприятная для всех классов и социальных слоев, за исключением крайне узкого слоя компрадорской буржуазии и узкого сегмента проституированной империалистическим «центром» интеллигенции. Недовольство испытывают все. Только интересы у различных классов и слоев разные и свое недовольство, свое видение причин и путей выхода из тупика периферийного развития, они облекают в самые различные идеологические формы. В этой связи, вполне возможно предположить, что определенная фракция высшей российской бюрократии в начале нулевых годов попыталась взять курс на избавление от статуса периферии конечно, исходя из собственных идеологических представлений и своего видения того, как этого можно достичь. Насколько искренней и серьезной была такая попытка — этот вопрос представляется не таким уж и важным. Важно то, что эта попытка (даже если она реально была) провалилась (заметим мимоходом, что в этом контексте отставка архитектора т. н. «суверенной демократии» и «модернизации» В.Ю. Суркова — знаковое событие, а вот отъезд заграницу крупнейшего либерального экономиста Гуриева — совершенно ни о чем). Скатывание к положению страны периферийного капитализма России остановить не удалось. Более того, этот процесс можно считать в основном законченным, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Недовольство, фрустрацию от периферийного капитализма испытывают широкие слои т. н. «среднего класса», мелкая буржуазия и сравнительно обеспеченные работники умственного труда. Однако, их положение в системе капиталистического производства таково, что они по определению не способны понять истинный ход событий. Общественный процесс представляется им в ложных, превратных формах и, соответственно, пути решения социальных проблем тоже оказываются в конечном итоге ложными. В частности, что предлагает либеральная, мелкобуржуазная оппозиция в России? «Сделаем все как в Европе и США!», устроим у себя «нормальную» капиталистическую экономику, введем «настоящую» демократию и через некоторое время заживем как в «цивилизованных странах». Это невозможно, хотя бы потому, что войти в закрытый клуб стран империалистического «центра» на одних хотелках нельзя. Все роли уже распределены, и они сложились не только и не столько как результат политики элит, но как итог длительного процесса исторического развития, включающего в себя такие этапы, как первоначальное накопление капитала, колонизация большей части земного шара, мировые и локальные войны за передел мира, неоколониализм. Таким образом, если либеральные оппозиционеры, г-да навальные, каспаровы, немцовы и Ко. придут к власти, в России ничего по-большому счету не изменится, ибо не изменится статус страны периферии Через некоторое время разочарованная масса качнется в другую сторону, легально или не совсем к власти придет очередной диктатор периферийного типа... Этот политический цикл, маятник - периферийная демократия, сменяемая периферийной диктатурой, типичен для многих стран 3-го мира, мы можем наблюдать его в Латинской Америке, Африке, Азии.

Часть тех же самых среднеклассовых слоев, плюс довольно широкие слои наиболее отсталых масс трудящихся, плюс люмпен-пролетариат — блуждают в иных потемках. Они видят спасение в крепкой националистической диктатуре на экономическом фундаменте капитализма. Но, как это ни парадоксально на первый взгляд, национал-капитализм (или, под другим названием того же самого, национал-социализм) — не может процветать в рамках одной, отдельно взятой страны. Он либо неизбежно будет задавлен империалистическим «центром» любыми методами, включая войну, либо сам рано или поздно начнет войну (не столько по «идеологическим соображениям», сколько по экономическим, ибо капитал как самовозрастающая стоимость не может замкнуться в рамках одной страны, ему нужны новые рынки) в которой сломает себе голову. Яркий пример этого рода — гитлеровская диктатура.

Исторический опыт и особенно опыт последнего десятилетия XX века — начала XXI века, наглядно показывает что выход их тупика периферийного капитализма невозможен в рамках капитализма. Он возможен только на путях социализма (естественно, новый социализм не может быть простым повторением советской модели). Об этом свидетельствует вся международная политика последних лет — крах попыток различных стран проводить суверенную политику, избавиться от периферийного статуса, оставаясь при этом на почве капитализма (Ирак, Ливия, кто следующий?), крах прогнивших периферийных диктатур, которым «победившая демократия» периферийного типа не приносит ничего (Тунис, Египет), крах реакционных националистических диктатур (Афганистан), возрождение стремления к социализму в странах Латинской Америки (Венесуэла Чавеса, Эквадор, Боливия. Другой вопрос, насколько это стремление обретает реальную плоть в этих странах, насколько далеко и решительно может зайти процесс).

Но никакой подлинный социализм невозможно внедрить «сверху». Как поется в пролетарском гимне: « Никто не даст нам избавленья: Ни бог, ни царь и не герой». Социализм есть дело рук трудящихся, эксплуатируемых, угнетенных. Прежде всего — рабочего класса. И тут то как раз и кроется главная беда России. Чтобы оценить потенциальную роль рабочего класса как субъекта необходимых перемен, надо посмотреть на экономическую структуру современной России.

Солидный буржуазный журнал «Эксперт» опубликовал недавно интересную статью с заголовком- красноречивым признанием «Мы ничего не производим» (№ 47 за 2012 г. онлайн см. http://expert.ru/expert/2012/47/myi-nichego-ne-proizvodim/ ). Авторы правильно улавливают реальный смысл постиндустриализма: « постиндустриальная эйфория охватила весь мир. Весьма скромное обновление основного капитала — характерный признак для всего Запада в 1990-е и 2000-е. Однако если обратиться к фактам, то мы обнаружим, что постиндустриальный характер экономики ведущих старых, да и некоторых новых промышленных держав вовсе не означает их деиндустриализации. Растущий как на дрожжах сектор услуг и отраслей, не связанных с разного рода физической обработкой предметов и изготовлением из них полезных вещей, базируется на мощном и диверсифицированном промышленном фундаменте ». На этом фоне российский тренд деиндустриализации за последние четверть века привел к следующему: « обрабатывающая промышленность США, занимая лишь около 15% в ВВП, создает добавленной стоимости на 1,71 трлн долларов в год — это почти пятая часть мировой обработки (см. таблицу 1). Россия же, будучи шестой по ВВП, занимает лишь 17-е место по абсолютному размеру добавленной стоимости в обрабатывающих отраслях. По этому показателю она находится на уровне Турции и Таиланда, вдвое меньше Тайваня, в три с лишним раза меньше Южной Кореи и в 24 раза меньше лидера, США ». Авторы приводят удручающую статистику многократного отставания России по производству промышленных товаров не только от ведущих, но и от многих развивающихся стран. При этом Россия по ВВП — 6-я в мире. За счет чего же? В основном за счет экспорта энергоресурсов и сырья и внутренней торговли импортируемыми из других стран товарами: « Некогда лидер индустриального мира, Россия за последние четверть века стала торговой державой. Единственный показатель, по которому мы опережаем другие страны, — доля внутренней торговли в ВВП. Но не надо иллюзий: торговля не требует долгосрочного капитала, но дает маленькую маржу, причем при отсутствии внутреннего производства она не может жить долго — дефицит внутреннего производства постепенно сжимает внутренний рынок. Плюс отсутствие дорог и огромная территория — сохранение нашего лидерства по торговле можно считать подписанием себе смертного приговора ». Действительно, фраза о том, что Россия стала самой постиндустриальной страной мира в этом контексте звучит как мрачная ирония.

Могут сказать, что в развитых и даже во многих развивающихся странах в непроизводственной сфере сегодня занято большинство наемных работников. Это так. Но дело в том, что российская экономика качественно специфична. В самом деле, поток нефтедолларов концентрируется в руках госкорпораций-монополистов (стоит отметить, что Россия, таким образом, становится участником мировой системы неэквивалентного обмена, т. е. прямо или косвенно соучаствует в эксплуатации слаборазвитых стран), затем капитал различными путями поступает в экономику и вкладывается в массовый импорт товаров, произведенных в результате эксплуатации иностранного наемного труда, затем на этой почве работает отечественная сфера услуг и торговли. Вся эта структура несет на себе отпечаток паразитизма, не способствует росту классового сознания наемных работников.

Не является ли все вышеперечисленное объективной основой того, что организации, которые по идее призваны материализовать классовое сознание трудящихся, в сегодняшней России не выполняют свои функции? Ибо одни из них идут не врозь, а вместе с буржуазными либералами, другие встают под знамена националистических идей, третьи готовы прислуживать периферийной диктатуре.

Картина получается мрачная. Нет индустрии, нет и рабочего класса, нет и возможности прорыва к новому социализму. Что же делать в такой ситуации? По крайней мере, тоже, что делает врач в случае, если прогноз болезни неблагоприятный — делать все возможное, чтобы наступило улучшение. А также... чтобы больной не стал опасен для самого себя и окружающих.

Дмитрий Кремнев.

Рио-де-Жанейро - город контрастов!!!!!!!

Фавелы, Рио. Четкая грань между бедностью и роскошью.

Закономерный итог многих десятилетий "либерастизма" и МВФной политики в Бразилии!

Кстати, США активно поддерживали военную диктатуру в Бразилии, правившую страной с 1964 по 1985гг, только "лишь бы Бразилия не стала про-советской страной"! Я думаю, что жертвы диктатуры очень благодарны правительству США! :-)))))))

rio

Интервью Олега Григорьева

Интервью Олега Григорьева
Автор: Михаил Хазин
Опубликовал:Михаил Хазин

http://worldcrisis.ru/crisis/1046872

Темы: Олег Григорьев, интервью, экономическая наука,

Как заново сконструировать экономику

Автор: Юрий Смирнов. Рубрика: Мнения экспертов. Опубликовано: 29.11.2012, 6:30.

Ближайшее и отдаленное будущее денег, экономики и государственного строительства прогнозирует известный российский экономист, руководитель научно-исследовательского центра «Неокономика» Олег Григорьев.


Государственный советник первого класса. В 1990-е годы занимал экспертные и руководящие должности в органах исполнительной и законодательной власти РФ. В 1997–2001 годах вместе с экономистами Михаилом Хазиным и Андреем Кобяковым разработал теорию современного экономического кризиса. В 2000-е годы – независимый специалист по системам государственного и муниципального управления, старший экономист компании «НЕОКОН». С 2011 года – руководитель научно-исследовательского центра «Неокономика».

Деньги будущего

– Олег Вадимович, часто говорят, что доля финансового сектора в мировой экономике сегодня гипертрофирована...
– Часто говорят – но не там ставят акцент. Наш центр провел массу исследований, доказывающих, что реальный сектор экономики перестал развиваться в конце 1960-х – начале 1970-х годов. Следовательно, финансовый сектор, фактически, подарил капитализму 40 лет развития. Если бы не поддержка спроса в развитых странах, если бы не различные финансовые инструменты, включая пресловутые деривативы – нынешний системный кризис разразился бы еще 40 лет назад. Но машина в конце концов сломалась, и теперь бессмысленно говорить об оптимальном соотношении реального и финансового секторов, пока не заработает новый экономический механизм. Естественно, в нем найдется место и финансовому сектору, потому что функция соизмерения затрат и результатов необходима любой экономической системе. Это важная техническая функция, которая позволит финансовому сектору, как бы он ни был организован в будущем, занять достойное место в экономике.

– Что, на ваш взгляд, произойдет в ближайшие годы с долларом и евро?
– Всегда говорил и повторяю: пока будет продолжаться стагнация в экономике, мир будет ориентироваться на доллар. Его курс может волнообразно колебаться, но доллар останется самой стабильной валютой до тех пор, пока сохраняется нынешняя глобальная система разделения труда – потому что это долларовая система. Когда она начнет рушиться и на ее месте возникнет что-то новое – тогда и появится полноценная замена доллару. Евро такой заменой стать не смог. Этот проект рухнул, став игрушкой в руках политиков. Маловероятно, что евро исчезнет совсем – но, подобно рублю, он станет вторичной, несамостоятельной региональной валютой, которая будет колебаться в соответствии с курсом доллара.

– Что вы думаете о юане?
– В течение пяти лет его перестанут воспринимать всерьез. В Китае сходятся все основные противоречия мирового развития, вызывающие гигантские дисбалансы в экономике этой страны. В первую очередь, между огромными объемами промышленного производства и занятости – и очень узким внутренним рынком. По моим оценкам, на устранение этих дисбалансов у Китая осталось не более пяти лет – впрочем, я лично не вижу принципиальной возможности исправить ситуацию. Да и китайцы тратят время не самым эффективным образом. Накачка экономики деньгами, подковерные интриги в китайском руководстве – все это так напоминает Советский Союз в последние годы его существования... А вообще, юань рискует повторить в наихудшем виде историю иены. В 1980-е годы США пребывали в панике, что их обходит Япония. Американцы ездили учиться в Страну восходящего Солнца и опасались, что иена станет главной мировой валютой. Эта гонка закончилось для Японии двумя потерянными десятилетиями и рекордным для развитых стран долгом в 230% ВВП. Но при этом капитализм сохранился, а иена все-таки имеет определенное значение в мире. Крах Китая приведет к разрушению современной экономической системы, и юань не сможет играть даже той роли, какую играет иена.

– Швейцарский франк?
– Швейцария – это оффшор, пускай и респектабельный. Только из-за этого статуса швейцарский франк чувствовал себя хорошо. До поры до времени война с оффшорами, которую ведут страны Запада, не касалась Швейцарии и Гонконга – но теперь и их начинают вслух называть оффшорами. Поэтому, в конечном счете, Швейцарию ждет судьба того же Кипра, который уже ходит по миру с протянутой рукой.

– Сегодня укрепляются валюты сырьевых стран – Австралии и Норвегии...
– Да, Центробанк РФ даже планирует закупать для пополнения резервов австрийский доллар. Но больших перспектив за австралийским долларом и норвежской кроной я не вижу: как только спрос на сырье в мире начнет сокращаться – сбалансированные вокруг сырья экономики начнут быстро сжиматься, и их валюты уйдут в пике.

– Каково более отдаленное будущее денег?
– Один из важных выводов наших исследований: в реальных деньгах нет и не может быть ничего объективного. Они никогда не были эталоном стоимости, ценности или какой-то другой абстрактной категории, с помощью которых экономисты пытаются объективировать свои представления о реальных процессах. Деньги конкретны. Исторически они появились вовсе не как средство обмена, а как инструмент распределения ресурсов, и с этой точки зрения деньги всегда связаны с государственной властью. Но они оказались удобным инструментом, который позволил облегчить обмен и тогда ими стали пользоваться и для этой цели. В экономике деньги работают именно потому, что в них нет ничего объективного. Деньги – не инструмент достижения равновесия, а наоборот – инструмент разрушения сложившихся социальных и производственных структур. Они способствуют высвобождению ресурсов для построения более крупных и эффективных систем разделения труда. Кстати говоря, такое разрушительное свойство денег всегда было хорошо известно и являлось базой морального осуждения денежных отношений.
Рост капитализма есть рост системы разделения труда – это еще один вывод, вытекающий из результатов исследований нашего центра. Современные деньги способствовали этому росту. Но сорок лет назад развитие мировой системы разделения труда достигло предела, поскольку она охватила все человечество. Искусственной денежной накачкой удавалось 40 лет отодвигать кризис. Но теперь человечеству ничего не остается, как сконструировать такую экономическую систему, которая позволит развивать технологический прогресс без дальнейшего расширения системы разделения труда. Естественно, в этой системе и деньги будут другими. Деньги перестанут быть стихией. Мы теперь должны ставить сознательные задачи по построению систем разделения труда, их преобразованию, модернизации, повышению эффективности. Причем, будут целенаправленно создаваться различные виды денег для решения разных экономических задач. В будущем вполне может появиться несколько видов рублей, условия хождения которых будут специально разработаны с тем прицелом, чтобы обеспечить быстрый экономический, технологический и социальный прогресс в стране.

Экономика будущего

– Недавно МВФ заявил, что нас ждет депрессивное десятилетие. А что вам представляется более вероятным – стагнация или обвал?
– На самом деле, прогнозы сегодня могут быть только ситуативными. Например, в августе и начале осени в США и ЕС были приняты меры, якобы направленные на спасение экономики. Мы-то, экономисты, прекрасно понимаем, что дальнейший спад экономики предопределен, и эти меры могут быть только временными. Что новое обострение произойдет не позднее весны следующего года. Какие шаги придут к тому времени в голову политикам – гадать бессмысленно. Единственное, что я могу сказать определенно: цикл прогнозирования все более сокращается, потому что эффект каждой очередной меры становится все более краткосрочным. В какой-то момент политические механизмы сломаются – и тогда нас ждет обвал. Но даже если обвала удастся избежать, стагнация продлится очень долго.

– Аналитик и инвестиционный банкир Энди Кесслер в своей книге «Eat People» объясняет проблемы современной экономики тем, что она «замусорена» лишними действиями и стала тяжелой и неповоротливой. Согласны ли вы с этим – и насколько реально очистить экономику от «лишних» действий?
– Книгу, к сожалению, не читал. Могу только предположить, что автор имел в виду ситуацию в крупном и среднем бизнесе. Кстати, мы этой темой тоже занимаемся: это отдельное направление исследований «Неокономики». Я вижу проблему в девальвации понятия «бизнес». Пока вы делаете настоящий бизнес – то есть совершаете некие полезные действия в обмен на деньги потребителей – ваша компания будет поджарой и энергичной. Если же вместо бизнеса деньги начинают делать деньги – компания будет разбухать, обрастать ненужными структурами, терять управляемость, пока не лопнет вместе с денежным пузырем.
Вспомните скандальное банкротство корпорации Enron в 2001 году. Она начинала как компания, основанная на бизнесе, а потом распродала почти все производственные активы и сосредоточилась на финансовых операциях. Перед банкротством это была огромная корпоративная структура, в которой все бегали, суетились, что-то изображали – и ничего не создавали. А зачем, если деньги сами делают деньги? Недаром модель работы финансового сектора переняли многие западные производственные корпорации. Но одно дело, когда по этой модели работает банк: как правило, это хорошо управляемые структуры с четко прописанными бизнес-процессами. И совсем другое – производственная компания. Если одна ее часть продолжает делать бизнес, а другая – переключается на финансы, то эффективно управлять такой компанией невозможно. И все же разбухание, неповоротливость бизнес-структур – это не причина, а симптом кризиса. А лечить симптомы, как известно, бессмысленно.

– Миллионы людей во всем мире сегодня создают новые формы экономического взаимодействия: общества совместного потребления, банки времени, локальные валюты и т.д.. Какие из этих инициатив вам кажутся перспективными и жизнеспособными? Какие из них способны повлиять на трансформацию экономики и каким образом?
– Тут есть два момента. Во-первых, эти инициативы – выражение кризиса. Когда целые территории выпадают из сферы обычного денежного оборота – люди начинают сами заботиться о собственном выживании. Например, местные валюты очень активно развиваются в Испании, которая оказалась на грани банкротства – там сегодня огромное количество подобных экспериментов. И даже в Великобритании вводится бристольский фунт. Но есть и второй, более опасный, момент. Многие видят в локальных деньгах тот Священный Грааль, который поможет людям объективно оценивать человеческий труд, воплощенный в товарах и услугах. Мол, обычные деньги этого не могли, а локальные деньги – почему-то смогут. Но, как я уже говорил, в деньгах нет ничего объективного. И думать иначе – означает бессмысленно растрачивать свой интеллектуальный потенциал. Нужно перестать относиться к деньгам как к фетишу. Нужно просто использовать денежные и экономические эксперименты как инструмент. Помогают локальные валюты и банки времени выживать на местном уровне? Прекрасно! Удастся сконструировать деньги, которые смогут эффективно управлять системами распределения труда на более глобальном уровне? Еще лучше!

– Нарастающими темпами развивается робототехника. Приведет ли повсеместное внедрение роботов к росту экономики? Поможет ли улучшить систему разделения труда?
– Не факт. Люди не всегда понимают, как работают системы разделения труда. Мол, приехал человек на тракторе и вытеснил сто землекопов с лопатой – и система разделения труда стала более эффективной. Но это поверхностный взгляд. Производительность землекопа – это его личная производительность. Производительность тракториста – это также производительность рабочих, инженеров, строителей, которые добывали нефть, строили заводы, варили сталь, делали трактор. И на самом деле, тракторист вытеснял не 99 человек, а всего двух, поскольку за ним, трактористом, стояло еще 97 работников. К робототехнике мы должны относиться точно так же. Да, она вытесняет людей с производства – но сколько людей по цепочке стоит за ее созданием и обслуживанием? Кстати, первая в мире полностью роботозированная система производства автомобильных кузовов была создана еще в Советском Союзе, на ГАЗе. Создана – и признана неэффективной. У нас пока нет ответа на вопрос, станут ли современные роботизированные производства фактором развития. Вообще, задача экономистов сейчас как раз и заключается в том, чтобы научиться давать ответы на подобные вопросы. Научиться конструировать новые системы разделения труда – и заранее просчитывать результат.

– Видите ли вы хотя бы гипотетические возможности для экономического подъема в мире в этом десятилетии?
– Подъем невозможен, даже с точки зрения оптимистов. Знаете, сегодня экономистов делят на оптимистов и пессимистов. Оптимисты говорят: ну, лет пять точно ничего хорошего не будет, а там – посмотрим. А пессимисты утверждают: плохо будет лет 10, а что дальше – вообще непонятно. Такой вот консенсус. При этом не исключены экономические рывки в отдельных странах. Мировая экономика – штука сложная, и перекосы в ней будут вызывать как срывы, так и подъемы в отдельных регионах мира. Например, сегодня, несмотря на кризис, достаточно активно развивается Турция, бурно растет Вьетнам, вернулась на траекторию роста Индонезия, экономика которой стагнировала еще со времен кризиса 1998 года. Каждый спасается, как может. Меня другой вопрос волнует: будут ли использованы ближайшие 10 лет для создания новых государственных механизмов, государственных объединений, которые обеспечат эффективное экономическое развитие? Если этого не произойдет – мы скатимся в новое средневековье.

Государство будущего

– Центр «Неокономика» ищет корни экономических проблем не только в настоящем, но и в прошлом. Расскажите, пожалуйста, о результатах ваших исторических исследований.
– Самый важный вывод: капитализм был непреднамеренным порождением государства и эволюционирует вместе с ним. Этот вывод идет вразрез как с представлениями марксистов, по мнению которых государство всегда стояло на службе капитала – так и со взглядами либертарианцев, утверждающих, что капитализм без государства был бы идеальным строем, а с государством он... какой-то неправильный. Для обоснования нашей точки зрения я мог бы прочесть целую серию лекций, но сейчас ограничусь следующим утверждением. В период первоначального накопления капитала в Европе (в XV–XVIII веках) основной формой государственного устройства во всем мире, кроме Европы, были т.н. территориальные империи: Китай, империя Великих Моголов, Османская, Российская империя и т.д. В Европе также были потуги создать Священную Римскую империю, но – не сложилось. И мы понимаем – почему: слишком сильны были противоречия между императорской и церковной властью. В итоге Европа пошла по пути формирования национальных государств. В ходе решения проблем европейского государственного строительства и начали непреднамеренно складываться капиталистические отношения. Так, первые ростки капиталистического производства – мануфактуры – появились только благодаря заказам национальных абсолютистских государств на стандартизированную продукцию (например, армейскую форму, оснастку кораблей, оружие и т.д.). Без государственных заказов мануфактуры не смогли бы просуществовать в то время ни дня – разорились бы.

– Был ли этот поворот истории злом или благом?
– Безусловно, новая экономическая формация дала гигантский толчок развитию Западной Европы и человечества в целом. Со временем практически все территориальные империи не выдержали конкуренции и были разрушены. Более того, сегодня национальное государство нам кажется самой естественной формой государственного устройства. На самом деле между первым и вторым – глубочайшее противоречие. Как я уже говорил, рост капитализма есть рост системы разделения труда. Следовательно, система разделения труда каждой капиталистической страны стремится преодолеть национальные границы и объединиться в глобальную систему. Самый яркий пример этого противоречия – Соединенные Штаты Америки. С одной стороны, это национальное государство со своими интересами, с другой – центр мировой системы разделения труда с совершено другими интересами. В этой ситуации сложно ждать от доллара, что он будет хорошей национальной и мировой валютой одновременно. Эти противоречия раньше сглаживались за счет экономического роста. А когда экономика достигла своего предела – на первый план вышли политические проблемы.

– В чем они заключаются?
– Недаром рыночные игроки сегодня перестали интересоваться реальной экономикой, перестали реагировать на рост и падение производственных показателей. Их интересует: что будут делать главы государств и центральных банков. Попросит ли Испания помощи? Дадут ли грекам отсрочку? Это весьма странные вопросы с точки зрения экономической теории. Но они вполне логичны с точки зрения нынешнего этапа государственного строительства. Мы думали, что национальные государства будут вечными – но они оказались переходной формой, процветавшей лишь до тех пор, пока росла экономика. На примере США, ЕС, постсоветского пространства и других регионов мы видим, что в мире вновь возник спрос на имперские формы государственно устройства, на некие наднациональные образования. Страны, которые в обозримой перспективе продолжат держаться за старые формы и откажутся входить в некие наднациональные образования – в конечном счете, проиграют и в экономическом, и в политическом, и в социальном плане.

– Какими вы видите новые государственные образования?
– До создания всемирной империи, естественно, дело не дойдет – слишком велики в мире противоречия. А вот для формирования территориальных империй есть очень важная причина: демографическая. Это главный ресурс будущего. Только страны с высокой рождаемостью, преобладанием молодого населения и наличием не менее 500 млн потенциальных потребителей способны сегодня генерировать экономический рост. Подобные государственные образования могут быть созданы путем объединения нескольких народов в добровольный взаимовыгодный союз с единым управлением. Посмотрите на карту мира, вспомните его политическую историю – и вы увидите контуры будущих территориальных империй.

– Видите ли вы место для демократии в этой системе?
– Наиболее эффективной мне представляется такая модель: развитое самоуправление на местах плюс ограниченная демократия в центре. Еще опыт царской России показывает, что развитое самоуправление и имперская форма правления друг другу не противоречат. В то же время, демократия не должна сильно влиять на процесс формирования имперской элиты, потому что демократия все усредняет. Имперская элита должна вбирать в себя лучших из лучших, а не средних из средних.

Вместо постскриптума: куда вкладывать деньги

– Олег Вадимович, куда вкладывать деньги, как вести бизнес в условиях затяжной стагнации?
– Для начала бизнесмену нужно хотя бы раз в год отвлекаться от повседневных проблем, анализировать конкурентную среду и свое стратегическое позиционирование. Если ваш бизнес станет таким, что вы сами будете охотно вкладывать в него собственные деньги – тогда инвесторы тоже найдутся.
Сегодня очень важно работать не с кредитными деньгами, а с инвестиционными. Посмотрите на европейский автомобильный рынок. 25% его мощностей сегодня – лишние. Никто не хочет закрывать свои заводы – ни немцы, ни итальянцы, ни французы. Чем договариваться – проще устроить ценовую войну. Кто выиграет в этой войне? Вовсе не тот, кто работает эффективнее, а тот, кому даст больше денег финансовый сектор. Но ведь это бессмысленно! Ценовая война так измотает победителей, что они никогда в жизни не расплатятся с банками по кредитам. В этой ситуации лучший выход для производителя – найти мощного инвестора.
Рынки продолжат сужаться. Но количество компаний на этих рынках будет сокращаться еще быстрее. Поэтому лидеры рынка даже в условиях кризиса расширяют свой бизнес и увеличивают доходы.
Перестаньте спрашивать себя: во что вложить деньги? Сделайте уже существующий бизнес притягательным для клиентов, партнеров, инвесторов!

Интервью подготовлено автором блога и опубликовано в журнале «Бизнес-ревю».

Какая экономика нам нужна?

Красноперов П.В.

Какая экономика нам нужна?

От олигархическо-клановой экономики колониального типа к новой, народной социалистической экономике!

Украина сегодня - страна победившей олигархии и обесценившегося труда. Десяток собственников крупнейших предприятий Украины, в чьих руках сосредоточено не менее 70% ВВП, получают сверхприбыли не за счет вложений в модернизацию производства, образование, повышение производительности труда, а за счет систематического занижения заработной платы работников.
"Дешевая" рабочая сила, которой хвастаются олигархи и правительство, стала проклятием Украины. Доля заработной платы в себестоимости наших товаров составляет всего 3-5%, что ставит нас на уровень беднейших стран Африки. Низкие зарплаты обескровливают украинский рынок, консервируя безденежье, нищету и отсталость. Нечем оплатить дорогое образование, не на что совершенствовать навыки, ни к чему повышать производительность труда. Искусственно занижаемый уровень доходов людей позволяет им только выживать. Людям нечем платить налоги, которые с них требует власть.
Олигархическая политика низких зарплат - это государство без собственных денег, и поэтому вечно зависимое от чужих.

Но как выходить из такой ситуации? В чем наш путь к экономическому процветанию и справедливости?
Какой тип экономики, с преобладанием какого вида собственности и в каких пропорциях, нам нужен?

Из классического марксизма мы знаем, что частная собственность на средства производства является источником эксплуатации человека человеком, экономического отчуждения и расслоения общества на богатых и бедных (особенно в условиях колониально-олигархической экономики, как в Украине).

Основой буржуазного государства является частная собственность, обеспечивающая собственнику средств производства, присвоение прибавочного продукта за счет эксплуатации капиталом наемного труда. Основой социалистического государства является обобществленная собственность на средства производства, предполагающая плановую экономику. В социалистическом государстве во имя наиболее полного развития производительных сил могут использоваться самые разнообразные виды обобществленной собственности, не допускающей эксплуатации наемного труда: государственная, кооперативная, коммунальная, собственность общественных организаций.

Совершенно не правы олигархи и певцы неолиберализма из Международного Валютного Фонда и чикагской школы экономики, что эффективной является лишь частная собственность на средства производства, и поэтому экономическая политика правительства в той или иной стране должна быть направлена лишь на максимальное поощрение частного сектора и предпринимательства, и передачу частному капиталу буквально всей или почти всей собственности в стране, включая банки, землю, стратегические объекты и т.д. (самое интересное, что сами страны "золотого миллиарда" не воплощают у себя в экономике наиболее экзальтированные моменты из неолиберальных рецептов МВФ!).

Скорее наоборот, очевидно, что мере развития производительных сил общества, развития научно-технической революции и высоких технологий, частная собственность на средства производства становится все бОльшим тормозом и препятствием в деле развития производительных сил общества и экономического роста. Конкретные примеры, - экономики стран с наивысшими технологиями - Япония и Германия, уже фактически стагнируют с начала 1990х. На этом фоне все более очевидны экономические успехи Китая и Белоруссии, где преобладают обобществленные, национализированные и коллективные формы собственности. Пример Кубы, которая оказалась в состоянии самостоятельно, в условиях экономической блокады, не влазя в долги МВФ выйти из кризиса после распада СССР и прекращения советской экономической помощи.

"Сам по себе поздний капитализм в социализм не перейдет. Он уже сейчас активно сопротивляется прорастанию внутри собственного экономического механизма нового способа производства, тормозит научно-технический прогресс. Из-за конкурентной борьбы и установки на "получение прибыли любой ценой" начинает выдыхаться "компьютерная революция", попытки введения частой собственности на знание и информацию (так называемая интеллектуальная собственность) ведут к разбазариванию ресурсов планеты в ущерб человечеству во имя прибылей частых лиц и корпораций (уже сейчас западные химические концерны, например, скупили и "закрыли" свыше 200 патентов на производство нервущихся нейлоновых чулок; компания "Белл" купила еще до I Мировой войны патент на производство неперегорающей лампочки накаливания и тратит огромные деньги на продление этого патента и т.д.)." [1]

Таким образом, учитывая мировой опыт стран, которые эффективно развивают свои экономики (КНР, Белоруссия), опыт различных стран социализма 20го века, можно выдвинуть программу выхода их кризисного, колониально-олигархического положения Украины в создании новой, народной, социалистической экономики.

Очевидно, что национализированный, госсектор должен будет играть ведущую, командную роль в такой экономике, и на первом этапе не менее 50% ВВП должно производиться в госсекторе.
Очевидно, что основная доля собственности должна приходиться на национализированные, обобществленные, коллективные формы собственности.

В любом случае, национализации должны подвергнуться в первую очередь, как минимум, все стратегические, ключевые секторы экономики! Так, абсолютно очевидна ненужность и даже вредность частной собственности и напротив, целесообразность национализированной собственности в таких сферах как - энергетика, добывающая промышленность (все недра и природные богатства страны должны принадлежать исключительно всему народу страны!), банковский сектор, связь (почта, Укртелеком), авиакомпания (вместо нынешних 4-5 средних и около 20 мелких, региональных авиакомпаний, Украина должна иметь одну крупную государственную авиакомпанию, которая бы везде летала, и закупала новые самолеты исключительно в Украине и России, а не пополняла заказы "Боинга"!), железные дороги и транспортная сеть вообще, черная и цветная металлургия, военная промышленность, крупное, высокотехнологичное машиностроение, так как очевидно, что без государственной поддержки, без государственного протекционизма на Украине не выживет ни судостроение, ни авиастроение, ни автомобилестроение.

В сельском хозяйстве, на мой взгляд, необходимо грамотное сочетание коллективных/обобществленных форм хозяйствования (колхозы, совхозы), сельских кооперативов и фермеров, при активной государственной поддержке сельского хозяйства (защита отечественного сельхоз производителя, помощь в закупке удобрений и сельхозтехники, доступные и дешевые кредиты для колхозов, совхозов, сельхозкооперативов, фермеров) и программ развития села по опыту Белоруссии, - чтобы сокращался разрыв в социально-экономическом уровне между городом и деревней, чтобы прекратить отток молодежи из сел в города, и тем самым остановить вымирание села, чтобы прекратить обескровливание села.
При этом необходимо осознавать, что мелкотоварное сельскохозяйственное производство экономически не очень эффективно! Как показывает опыт даже США, мелкие, семейные фермерские хозяйства приносят в среднем около 1000 долларов убытка на одно хозяйство ежегодно и держатся на плаву почти исключительно благодаря государственным субсидиям и протекционизму. Эффективными являются крупным сельскохозяйственные предприятия, с числом занятых не менее 500 человек!
Необходимо прекратить чуть ли уже не институционализированный развал колхозов и совхозов, начавшийся еще при Кравчуке и Кучме, и активно продолжающийся и сейчас!

В коллективном секторе экономики (около 15% ВВП) основанном на самоуправлении и соучастии работников в распределении прибыли и экономических результатов работы предприятия, где каждый труженик коллективного предприятия становится совладельцем, хозяином средств производства и как следствие - результатов своего труда, сознавая свою ответственность за результаты работы предприятия, за конечный результат своего труда. Коллективные формы собственности, позволят весьма оптимально решить проблему соединения "частного" и "общего", проблема, которая также остро стояла как в Советском Союзе, так и в других странах социализма. Так как ликвидация наемничества, преодоление отчуждения, как экономического, так и политического, были и остаются главными задачами социализма.
Тут можно использовать позитивный опыт титоистской Югославии, ряда трудовых коллективов в первые годы Советской власти в России, самоуправленческих предприятий рожденных революциями на Кубе и в Алжире, мандрагонских кооперативов в Испании, новых кооперативных предприятий в Китае и т.д.

"Социализм, особенно на ранних стадиях своего существования не исключает использование частной собственности. В тоже время, очевидно, что частная собственность в условиях социализма не может доминировать. Доминирование этой собственности, характерная черта капиталистического, а не социалистического хозяйства. Одно дело - частная собственность в условиях ее господства, другое - в условиях господства общественной собственности." [2]. Таким образом, например, скандинавские страны нельзя считать "социалистическими" (как их некоторые ошибочно называют!), ни в отношениях собственности (экономика Швеции, например, контролируется 8 олигархическими кланами!), ни в системе власти (буржуазный парламентаризм, буржуазная многопартийность и т.д.)

Однако, там где частная собственность более-менее эффективна, например, в сфере элементарных услуг, легкой и пищевой промышленности, розничной торговле и т.д., - те кто хочет, на свой страх и риск, заниматься такого рода частным предпринимательством, могут иметь возможность себя реализовать.
Только в рамках закона, и с тем, чтобы эта деятельность действовала на благо всей страны, на благо всего народа, с соблюдением социальных и трудовых прав наемных работников в рамках действующего трудового и социального законодательства, которое должно стать, в соответствии с требованиями КПУ, более развитым, чем нынешнее. Мы знаем, что это особо актуально на Украине, так как зачастую на предприятиях частного сектора, частные предприниматели допускают нарушение трудовых прав своих наемных работников, занимаясь их сверхэксплуатацией, не соблюдая минимальных социальных гарантий (в частности на многих частных предприятиях на соблюдается КЗОТ, на некоторых частных фирмах нет такого понятия как отпускные, выходные, больничные, нормированный рабочий день и т.д.).

В смешанном секторе (15-20% ВВП), для привлечения иностранных инвестиций и технологий - там, где отечественные недостаточно развиты, там где это благоразумно, экономически выгодно и оправдано (чтобы не допускать вреда внутреннему производителю и не завязывать страну на сильную зависимость от иностранного капитала) можно создавать смешанные и совместные предприятия с участием иностранного капитала, используя при этом опыт КНР, - с сильным государственным участием (скажем государство владеет не менее 50% данного предприятия). Это оправдано например, при создании совместных предприятий в автомобилестроении, бытовой электронике и т.д.

Для развития экономики должны всячески развиваться и углубляться экономические связи и экономическая кооперация с нашими историческими партнерами - Россией, Белоруссией, Казахстаном, - вплоть до введения единой расчетной единицы, снятия таможенного контроля между нашими странами, совместных научно-технических, технологических разработок и проектов, с другими странам СНГ, с ближайшими соседями по Восточной Европе (Польша, Венгрия, Румыния, Словакия, Болгария, Молдова), необходимо углублять экономические связи с Китайской Народной Республикой, как крупным современным производителем довольно качественных и относительно дешевых потребительских товаров, необходимо развивать экономическое сотрудничество и торговые связи с теми странами 3го мира, которые заинтересованы в закупке продукции нашего авиастроения, военного машиностроения, - Индия, Иран, арабские страны, Куба, ряд африканских стран.

При диалектической взаимосвязи государственного, коллективного, частного и смешанного секторов мы продвинемся к новой народной социалистической экономике, которая будет действовать в интересах большинства народа, большинства населения страны, а не в интересах кучки олигархи и толстощеких нуворишей!

На повестку дня должно вновь стать создание мощного социального государства с развитой системой социальных гарантий, - бесплатная медицина и бесплатное образование, высокие зарплаты и пенсии, государственное стимулирование науки, культуры, спорта!

Необходимо переходить от модели дешевой рабочей силы к модели дорогой рабочей силы, отказываясь при этом от того принципа начисления зарплат который сложился за годы проведения компрадорско-неолиберальным рецептам МВФ, так как совершенно очевидно, что абсолютно неприемлемой и нездоровой является ситуация в обществе, когда врач или учитель получают зарплату немногим выше минимального уровня!

Необходимо вводить государственное регулирование цен, необходимо прекратить свободное хождение иностранной валюты в стране, а для расчета с партнерами по ЕЭП - вводить единую денежную единицу по-типу евро. Необходимо немедленно выходить из МВФ и развивать экономику страны с опорой на собственные силы при сотрудничестве с историческими стратегическими партнерами - Россией и Белоруссией! Необходимо покончить с экономическим и политическим диктатом над обществом со стороны кучки олигархов! Необходимо покончить с колониально-компрадорской моделью государства и перейти к социалистическому народному государству!

Ссылки:
[1] Тарасов Александр, "Социализм и суперэтатизм, к постановке проблемы", 1996г
[2] Борис Славин, Святослав Федоров "О социализме подлинном и мнимом", "Альтернативы", №3, 1998, с.11


Петр Красноперов – аспирант ХНУ им. Каразина